… После армии Зелимхан Муцоев сменил несколько профессий: работал грузчиком, водителем самосвала. Спустя некоторое время он поступает на заочное отделение факультета экономики и организации строительства Волгоградского инженерно-строительного института. Мечтал стать историком, а пришлось поступать на экономический факультет. Поступать было сложно, а никакого «блата» у Муцоева, конечно, не было. Приходилось кормить еще молодую семью (в 1979 году он женился), а после работы до самого утра сидеть с учебниками. С той поры, видимо, осталась привычка – мало спать. К слову сказать, Муцоев поступил в институт с первого раза, сдав на отлично все экзамены. Он вообще человек упорный: если какую-то цель в жизни ставит, то потом прилагает все, чтобы ее добиться. И обычно добивается. Решил заняться спортом – и стал кандидатом в мастера спорта, решил выучить иностранные языки – и за время учебы в институте самостоятельно выучил несколько иностранных языков, решил пойти в политику – и в 1999 году стал депутатом Государственной Думы.

 

- Ваш любимый предмет в институте?

- Моим любимым предметом была экономика и связанные с ней дисциплины.

 

- Почему?

- Я вообще человек любознательный. Хотел понять, как устроена жизнь и что будет дальше. Ведь, по марксистским канонам, быт определяет сознание, а сам быт определяется экономикой. Все из неё. Например, политика.

С первого раза марксистская экономическая модель казалась абсолютно правильной: все вокруг вроде принадлежит народу, справедливость торжествует. Однако в реальности концы с концами часто не сходились. Я начал задумываться над вопросом: почему у нас такая низкая производительность труда? Почему на Западе люди живут лучше, чем в СССР?

- Где же Вы нашли ответы на эти вопросы?

- Искал, где только мог. Ходил по библиотекам, изучал труды самых разных философов, которые хотя бы намекнуть могли на верный путь. Друзья-студенты помогали, приносили интересные книги. Постепенно пришел к выводу: частная инициатива в экономике может быть очень полезной. Разумеется, если она не направлена к личному обогащению за счет общества. Нет ничего страшного, если энергичный отечественный предприниматель будет иметь в своей собственности производство чего-либо, лишь бы работал на благо всей страны, а не только на свой карман.

Вот эти мысли, когда началась «перестройка», мне и удалось воплотить в жизнь – создать одно из первых в СССР хозрасчетных предприятий.

 

- Один из Ваших знакомых признался, что Вы сейчас готовитесь к защите кандидатской диссертации – это правда?

- Я человек суеверный, когда защища пройдет, тогда и поговорим.

- Хорошо. Вернемся к перестройке. Как Вы к ней отнеслись, были рады, когда Горбачев начал эти самые перестроечные процессы в СССР?

- Мое поколение по-особому переживало начавшиеся в стране процессы. Новые слова, новые идеи, новые взгляды, новые люди… Все это казалось поначалу невероятным, и поверить в это было сложно. Помню, как ярко и живо обсуждалось все это на моей работе, среди моих друзей, родственников, в семье. Люди постепенно начинали верить в грядущие перемены, думать о будущем, связывать с ним свои надежды на лучшее. Когда люди задумываются о переменах? Когда реальность их чем-то не устраивает. Никакой перестройки не могло бы быть, если бы в трудовых коллективах не утвердилась атмосфера нетерпимости к недостаткам, к праздности, к пустословию, здоровой неудовлетворенности достигнутым. Несмотря на то, что я получил стабильную работу, денег на жизнь все же не хватало, поход в магазин за продуктами превращался в серьезную проблему для семейного бюджета. Подрастали сыновья, нужно было заботиться о семье. Да и самому хотелось чего-то нового. Хотелось доказать себе, что я способен на большее, способен заняться интересным делом, достичь в нем хороших результатов.

Я почувствовал, что прежняя жизнь завершается. Почувствовал и попытался предугадать новую, еще не явную жизнь, предугадать перемены, грядущие в огромной стране.

 

- Итак, Вы решили заняться бизнесом?

- Это было достаточно не просто, потому что страна не воспринимала такие категории, как «хозяин», «быстрый заработок». Все это раздражало общество, даже близких людей. Но я принял решение, кардинально изменил свою жизнь. Я полностью взял ответственность за свою семью, за своих близких, уже не уповая на государство. Конечно, раньше государство бесплатно учило, лечило, давало жилье. Это потом я стал понимать, что за это приходилось расплачиваться налогами, неполной зарплатой, ограничением индивидуальных возможностей, обеспечивающих «социальную справедливость». Я не говорю, что это был плохо, но началась совершенно иная жизнь, с риском, ответственностью и свободой. Именно поэтому, когда я шел в бизнес, чувствовал: то, что я сделаю в бизнесе, мне под силу.

 

- Чем Вы занялись?

- В 1986 году я организовал одно из первых на территории СССР хозяйственно-расчетное предприятие. Там работало всего семь человек: я и шесть девушек. Первая наша продукция – куртки-пуховики, они тогда в моде были.

 

- Как соотносились жизнь и Ваши институтские представления об экономике?

- Мои книжные представления о том, что такое бизнес, на первых порах помогали слабо. Действительно, прочитанные мною в институте труды Плеханова, Маркса, Хайека и Фукуямы представляли экономику как базисную часть политики, способную влиять на важнейшие стратегические процессы в мире. Мне же тогда требовались элементарные знания: как организовать предприятие, как правильно подобрать штат, как вести бухгалтерский учет и многие другие вещи, которые были необходимы для выживания и развития малого предприятия в условиях суровой бюрократической действительности.

 

- График работы сложный был?

- Как и во времена институтской учебы, приходилось работать по 12-15 часов в сутки. С 8 утра уже на рабочем месте. Провожу совещания, отдаю распоряжения, смотрю финансовые отчеты, сам подвожу бухгалтерию. Потом разные встречи: с деловыми партнерами, чиновниками, юристами, поставщиками сырья. Набивал шишки, учился вести диалог с бюрократами самых разных мастей, научился считать деньги. «Не успел», «не понял», «не получилось» - таких слов для меня просто не существовало. Работа происходила в высочайшем темпе - ты должен одновременно находиться в пяти местах, держать в голове сотни важных и не очень вопросов и проворачивать десятки операций в день.

А вечером приходилось изучать новые законы, которые определяли деятельность вновь зарождавшегося капитализма в России.

 

- Как отнеслись к Вашему начинанию родные, близкие, друзья?

- Многие не верили в наше начинание, считали, что с нами поступят, как всегда поступали со всякими спекулянтами, «теневиками» во времена НЭПа и расхитителями социалистической собственности, а все эти кооперативы скоро прихлопнут.

Но мы не только выжили, но и стали стремительными темпами развиваться.

 

- Что было дальше?

- Уже в 1987 году я перебираюсь с семьей в Москву, а филиалы моего скромного предприятия начинают работать на Украине и в Армении. Количество персонала достигает шести тысяч человек. У нас появляются грамотные юристы и опытные менеджеры, специалисты по продажам и образованные финансисты. Я мотаюсь в командировки по всей стране. За месяц выходило по 10-20 поездок. Пришлось проехать весь СССР от Калининграда до Владивостока. Помимо расширения производства товаров народного потребления, мы начинаем заниматься и компьютерами.

Бешеных денег мы не зарабатывали, но относительная финансовая свобода все же появилась. Я приобрел новый собственный автомобиль, летом мог регулярно отправлять отдыхать в Крым свою семью. Самому, к сожалению, возможности отдохнуть не представлялось. Стало возможным помогать родственникам. Прибавлялось и влияние. Меня заметили в Москве, стали приглашать на встречи с солидными людьми. Так, новые деловые партнеры, с которыми я начал сотрудничать, предложили мне возглавить Внешнеэкономическую ассоциацию малых и средних предприятий СССР. Это был уже успех. За несколько лет мне удалось превратиться из простого тбилисского парня в крупного бизнесмена, со мной начали считаться люди, чье мнение в стране было не последним. Появились связи с зарубежными партнерами. Теперь я стал часто выезжать на Запад. Для этого мне самостоятельно пришлось изучить деловой английский язык, ведь приходилось заключать крупные контракты.