- Расскажите когда и где Вы родились?

- Я родился в 1959 году в столице Грузинской ССР - городе Тбилиси. Рос, как и миллионы моих сверстников: играл в футбол, ходил в школу, читал Жюля Верна... Квартал, где я жил, напоминал пчелиный улей. Здесь соседствовали, работали, дружили и влюблялись грузины, русские, армяне, азербайджанцы, турки, персы, курды. Все замечательно уживались друг с другом. Тбилисские свадьбы, базар - это был целый театр под открытым небом, где каждый был не только зритель, но и участник. Так закладывался и формировался подлинно интернациональный дух великой нашей Родины - СССР. Тбилиси научил меня любви, душевной щедрости, состраданию к чужой беде. Именно эти качества помогали мне на протяжении всей моей жизни.

Этот город, как первая любовь, навсегда останется в моем сердце.

 

- Вас можно назвать человеком, который сделал себя сам. Вот Вы однажды сказали о себе: я взрослый с детства…

- Да, взрослым пришлось становиться в самом детстве: родители умерли, когда мне было десять лет. Кроме меня остались еще две сестры и младший брат. Так что пришлось заменить им отца и мать, а значит, быстро стать взрослым. Было тяжело, однако, считаю, что именно это время закалило меня, сделало из меня человека. Иногда приходилось, в прямом смысле слова, выживать. У «улицы», знаете, свои законы. Когда ты один – то ты сам за себя. За что благодарен судьбе, так это за то, что смог остаться человеком и сохранить нормальное отношение к людям.

 

- А кто были Ваши родители?

Мой отец был оперуполномоченным уголовного розыска. В Тбилиси он был известным человеком: коллеги по работе его уважали, а для бандитов он был настоящей грозой. На его счету десятки раскрытых преступлений, задержания особо опасных преступников.

Часто, выезжая на боевые операции, он звонил маме по спецсвязи: «Я тебя очень люблю. Обязательно береги детей, если со мной что-нибудь случится». В короткие сроки дослужился до капитана МВД, был на хорошем счету у начальства, имел много благодарностей и наград. Моя мама происходила из древнего знатного курдского рода. Была очень образованным человеком. Много читала, писала стихи. Когда папа ее увидел, то сразу влюбился.

Они были счастливы. Это было счастье любви, счастье брака, счастье рождения детей. По сей день в нашем народе ходят легенды о любви моих отца и матери. Так случилось, что мама тяжело заболела. Она умерла 19 декабря 1969 г., и на кладбище папа дал слово, что он без нее не будет жить. Он очень изменился: вечерами папа начал пропадать. Находили его на могиле у матери, он там ночевал. 7 апреля его оттуда забрали в больницу, а на следующий день он скончался. Он просто дал слово матери и его сдержал.

- Зелимхан Аликоевич, а кто Вы по национальности, извините?

- А почему - извините? Я курд.

 

А.С. Пушкин недалеко от Арзерума, где проходила самая южная граница Российской империи, встретился с курдами-езидами. Пораженный их верностью, бесстрашием и храбростью, он написал на французском языке статью «Язиды».

Современник А.С. Пушкина, создатель новой армянской литературы Х. Абовян, так писал о курдах: «Курдов можно было бы назвать рыцарями Востока в полном смысле этого слова, если бы они вели жизнь более оседлую. Воинственность, прямодушие, честность и беспередельная преданность своим князьям, строгое исполнение данного слова и гостеприимство, месть за кровь … и безграничное уважение к женщине - вот добродетели и качества, общие всему народу».

 

Мои предки поселились в России в начале 20 века. Произошло это во время резни, организованной турками. Россия нас приютила, и поэтому на протяжении уже многих лет мы считаем эту страну нашей Родиной, служим ей верой и правдой. Один из моих родственников по линии матери был, кстати, депутатом еще в начале прошлого века. Теперь я являюсь депутатом Государственной Думы Российской Федерации. Вот такая метаморфоза истории.

Император Николай II собирался из верных ему курдов-езидов создать Ефратское казачество. В Генеральном штабе того времени вынашивались планы через дружественные земли курдов-езидов расширить границы Российской Империи до Средиземного моря и Суэцкого канала. Курдистан с его тридцатимиллионным населением должен был стать форпостом Империи, контролирующим все коммуникации и нефтепроводы на стыке двух континентов - Европы и Азии.

Мои предки сражались в Дикой дивизии, которой командовал брат Николая Второго Великий князь Михаил Александрович. Именно Дикая дивизия, ядро которой составляли курдские эскадроны, разгромила за несколько часов «Железную дивизию» немецкого Кайзера, лучшую в рейхсвере.

Гражданская война разделила курдов, как большинство жителей Российской Империи. Многие курды стали красноармейцами, другие, оставаясь верными государю-императору, служили в Белой гвардии. Кавалерийская бригада езидов во главе с Джангиром дралась на юге России.

 

- Как сложилась судьба Вашего народа в годы Советской власти?

- Советская власть дала курдам многое. За полтора десятка лет возникла прослойка курдской интеллигенции, которая внесла значительный вклад в культуру республик Советского Закавказья. На курдском языке было издано большое количество школьной, художественной и общественно-политической литературы.

И в политическом плане курды продолжали играть важную роль. Например, несмотря на то, что фашистская Германия была повержена, геополитическая обстановка в мире по-прежнему оставалась напряженной. Американцы, англичане и турки развернули активную деятельность вблизи наших южных границ. Вот что писал о курдах легенда нашей внешней разведки генерал П. Судоплатов: «До второй половины 50-х годов курды были нашими единственными союзниками на Ближнем Востоке. Идея создания курдской республики позволила бы нам проводить политику, направленную на ослабление американских и британских позиций на Ближнем Востоке… Именно при помощи курдов нам удалось свергнуть в Ираке проамериканский режим Нури Саида».

Советские курды пользовались правами великой державы. Жившие в бывших союзных республиках курды имели в лице союзного центра гарант своего нормального существования в СССР.

 

- Сейчас заметно усилились противоречия на национальной почве. Отдельная тема – экстремизм. В период проведения предвыборной кампании опять появились спекуляции на национальной почве. Складывается впечатление о том, что кому-то выгодно разжигать межнациональную рознь ради исполнения своих корыстных задач. Что Вы об этом думаете?

- Комплекс причин экстремизма чрезвычайно сложен. Многое коренится в экономических, политических, морально-нравственных проблемах сегодняшнего общества.

Мой родной язык - русский. Моя культура - русская. Я безумно люблю Россию и, если понадобится, готов отдать за нее жизнь. Я люблю свой народ, который считаю великим. Мы всегда были преданны России, много сделали для ее процветания и величия. Мне очень больно, когда заказные писаки называют меня «пришлым», нерусским. Маразм достиг высшей точки кипения, когда во время выборов в Государственную Думу в 1999 году в одной провокационной листовке меня назвали «подручным» чеченских террористов Масхадова и Радуева. Я низко кланяюсь жителям Свердловской области, которые не поверили в этот изощренный бред и не доверились негодяям. Не хочу здесь касаться роли в современной российской истории «известных» уральцев Ельцина и Бурбулиса, пускай им воздастся по их делам.

Разделение на «наших» и «не наших» основано на стремлении продолжить дробление страны на уделы. Навязывая нам этот псевдопатриотизм своей области, города, улицы, квартиры, некоторые деятели пытаются отучить нас от восприятия самих себя гражданами огромной России.

Можно быть русским православным человеком или не быть им. Россияне в Москве или в Первоуральске ничем не отличаются друг от друга. И для меня каждый город Свердловской области - такая же Родина, как Москва, Екатеринбург или любой другой город, потому что это Россия. И эти местечковые традиции, которые нам навязываются через отдельные средства массовой информации, - это внутреннее дробление нашей Родины. Мы дробим ее внутри себя, в нашем сознании. С этого начинается разрушение державы, а может быть, именно этим все уже и заканчивается.

 

- Вернемся к Вашему детству. Как складывалась жизнь после смерти родителей?

- Жили тяжело. Часто голодали. О каких-то игрушках, теплой и красивой одежде, сладостях даже и мечтать не приходилось. Часто мы оказывались в детском доме, но постоянно из него сбегали. Что говорить, детский дом - это детский дом, там своя атмосфера, свои законы. Мы там не могли жить, свободу, наверное, любили.

Нам, конечно, помогали по мере сил и родственники, и соседи. Тогда было так: если за квартиру не платили, она отходила государству, а откуда у нас, маленьких детей, были деньги? Часто вспоминаю дорогого мне человека - тетю Зою, украинку по национальности. Она нам стала родным человеком. У самой дети, зарплата небольшая, а она нам в дом последнее несла, за нашу квартиру платила. Была так воспитана. Настоящий человек. Советский человек, который всегда приходил на помощь, когда кому-нибудь было тяжело.

Были и другие люди. Нам хотелось быть такими, как все. Так же, как и наши сверстники, мы хотели собираться во дворе, играть в футбол, слушать анекдоты. Запомнился один случай. У нас во дворе жили дети одного крупного работника прокуратуры, тоже два брата. Играли мы как-то в футбол, а тут их мама из окна им кричит: «Что вы там с этими двумя играете? Ну-ка, марш домой быстро!». Мы-то чем виноваты были? Что в детстве сиротами остались?

 

- Что-нибудь из детства интересное вспомнить можете?

- Многое бывало… Вот, например… Хотя, знаете, до сих пор краснею. Младший брат сильно заболел. Жар, температура высокая. Я от него не отходил. Он попросил конфет. Тогда продавалось монпансье – 17 копеек, по-моему, стоили, но у нас денег и на это не было. Что было делать? Рядом с нами был гастроном. Стыдно говорить, я пошел и взял эти конфеты. Хотел брату сделать приятное.

 

- Из СМИ известно, что Вы в молодости очень много времени уделяли спорту. Даже мастером спорта стали. Это действительно так?

- Ну, не мастером, а кандидатом в мастера. А спорт я до сих пор люблю. С братом рано начали заниматься. Я выбрал метание молота, а брат - бокс. Я всегда внушал ему: «Ты будешь хорошим боксером, самым лучшим». Каждое утро я заставлял его бежать в гору с рюкзаком, наполненным обычными булыжниками. Представляете мое счастье, когда он стал чемпионом Грузии по боксу? Я тоже добился в свои годы неплохих результатов в метании молота. Постоянно ездил на сборы. На сборах экономил на талонах на питание, собирая брату на спортивный костюм.

Моя спортивная карьера оказалась недолгой. Я всегда любил дополнительные нагрузки и на одной из тренировок серьезно повредил спину. Но это не сломило меня: я стал заниматься регби. Это суровый, мужской спорт. Здесь важны сила, молниеносное тактическое умение переиграть противника, скорость атаки, точность удара. Думаю, что навыки игры в регби, пригодились мне в дальнейшем.

 

- В армии служили?

- В 1979 году я пошел служить в армию. Для меня это было делом чести. Даже мыслей таких не было: «закосить» там или что-то еще.

Отлично помню, как уходил в армию. На перроне было много провожающих, кто смеялся, кто плакал, и каждого будущего солдата отправляли служить семьями. А меня провожал только лишь брат. Мы просто стояли и молчали. Это чувство грусти запомнилось на всю жизнь.

Тогда на парня, который в армию не пошел, смотрели как-то косо. Для меня армия - это школа жизни. Здесь ты начинаешь понимать, что такое солдатское братство, уважение к командирам, дисциплина и порядок. У меня внутренняя гордость была: я - советский солдат, за мной моя Родина, и я обязан ее защитить.

Рота у нас была многонациональная.

Ходил в наряды и караулы. По воскресеньям, как положено, если замечаний не было, - законное увольнение. О брате беспокоился. Он у меня один остался, а возраст подростковый, трудный, много соблазнов, очень за него переживал. Брат меня ждал…

Во время службы я женился, и у меня родился сын. Никогда не забуду этот, наверное, один из самых счастливых дней в моей жизни.

 

- Как считаете, нынешняя армия от той, советской, отличается?

- Сейчас российская армия совсем другая. По долгу депутатской деятельности приходится встречаться с военными, бывать в воинских частях. Офицеры получают нищенскую зарплату, а о солдатах говорить и вообще не приходится. Разговоры об армейской реформе идут уже десять лет.

Армию предполагается сократить и за счет этого увеличить денежное довольствие военнослужащих. А пока… А пока в армии продолжается дедовщина, чуть ли не каждый день совершаются побеги из воинских частей, плохая кормежка, внутриармейская жестокость, офицеры еле сводят концы с концами. Почему сегодня призывник не хочет идти служить? Нет мотивации, нет идеологии, нет державного патриотизма. Солдатам не объясняют, ради чего они должны проливать свою кровь в Чечне. Меня поразило мнение одного молодого человека. Он сказал, что «в армию он идет только потому, что если будет продолжать «косить» и дальше, его могут привлечь к уголовной ответственности». То есть выбирает меньшее из двух зол. И это нормально? Считаю, что сегодня даже без перехода на контрактную основу, даже без дополнительных денег в армии можно и давно необходимо улучшить существующее положение дел. Это задача армейской верхушки, это задача политического руководства страны.

В своем округе я работаю с призывниками. Направляю письма в части, где проходят службу ребята из моего избирательного округа, интересуюсь: как у них дела, есть ли проблемы с сослуживцами, с начальством? Пытаюсь хоть как-то, хоть каким-то способом повлиять на ситуацию. Хочу, чтобы ребята, отправляющиеся служить, знали, что о них помнят.