- Что сейчас для Вас Новотрубный?

- Живой организм. Вы видели когда-нибудь, как труба получается? Поверьте, процесс завораживает. Грохот, скрежет металла, и в нем я слышу музыку. Симфонию. Я вообще люблю в цеха приходить. С людьми общаться во время смены. Поговорить о жизни, выслушать проблемы, пошутить, посмеяться. Я, когда стал руководителем завода, ночами читал его историю. Что за люди раньше были… Федор Александрович Данилов - человек-легенда. Всю жизнь заводу посвятил. Руководители тех лет, они же не деньги зарабатывали, они историю вершили! Есть такое понятие - честь рабочего человека. Это сложная материя. Но те, что проработали на Новотрубном долгое время, связали с ним свою жизнь, это хорошо понимают. Кстати, ветераны, когда я с ними встречаюсь, постоянно мне советуют, помогают. Чувствуется, душой сопереживают. Я и сам просто влюбился и в завод, и в его историю, и в его людей.

- Что сегодня, на Ваш взгляд, мешает развитию Новотрубного в частности, да и большинства предприятий в целом?

- Первое - это законы, которые не позволяют предприятию нормально развиваться. Второе - у России, в силу сложившейся экономической ситуации, нет возможности осуществить инвестиции в промышленность. В-третьих, вы знаете, все сегодня зависит от рынка, а завоевать рынок очень сложно. Четвертое. Сейчас в России есть монополисты, которые не дают предприятиям нормально работать - энергетики, связисты. Сейчас финансовое положение предприятий таково, что все еще очень большая часть продукции идет по бартеру. Могу назвать еще сколько угодно причин…

- В этих условиях, о которых Вы говорили выше, существует хотя бы небольшой потенциал роста? Есть ли просвет?

- Как романтично это ни звучит - основной потенциал предприятия заключается в предпринимательской энергии, амбициях его руководства и взаимопонимании руководителей и рабочего коллектива. Можно также отметить как обязательное условие рабочие, нормальные отношения, которые, на мой взгляд, должны существовать с руководством территории, на которой находится предприятие.

- Таким образом, можно констатировать, что экономика России еще достаточно далека от инвестиционного оживления, что пока еще не видно даже контуров того механизма, который должны использовать предприятия, чтобы получить деньги на развитие. Как быть предприятию в этих условиях?

- Современный российский предприниматель рассматривает свои инвестиции в предприятие не как способ напрямую заработать деньги, а как один из элементов глобальной стратегии развития. Это в идеале. Но еще несколько лет назад в России было громадное количество предприятий, экономическое положение которых, неумение их руководства работать на рынке создали гибельную ситуацию. Часть из них попала в лапы “мародеров”, суть стратегии которых сводилась к элементарному выкачиванию средств, финансовым махинациям, без учета человеческого фактора, что вело в конечном счете к полному развалу предприятия. Другая часть стала собственностью владельцев, которых условно назовем “санитарами”. К этой группе я могу отнести и нашу команду.

Санитары нужны не только в медицине. Больная российская экономика просто не могла бы без них обойтись. Первым делом “санитары” Муцоева подвергли реконструкции главные инженерные объекты на ПНТЗ. Началось постепенное, но постоянное повышение уровня предприятия, что выразилось в увеличении качественных и количественных показателей трубного производства. Затем были привлечены к работе опытные эксперты: их внедрили в каждый блок управления - в блок производства, экономический и технический. После этого создали мощную маркетинговую службу - ее цели: выход на новые рынки сбыта, поиск клиентов, продвижение товара и отслеживание конъюнктуры рынка.

Следующим элементом системы стала политическая составляющая. Ни для кого не секрет, что ситуация в российском промышленном секторе остается по меньшей мере нестабильной. До сих пор существует ряд агрессивных финансово-промышленных групп, в том числе с зарубежными корнями. И также не секрет, что представители этих групп активно действуют и на территории Свердловской области, и всего Уральского региона в целом. Причем их методы в борьбе за власть в экономике не всегда законны. Плюс ряд полукриминальных групп, которых в последнее время стали “привлекать” предприятия металлургического комплекса…

 

Декабрь 2000 год. “На заводе постоянно обновляется оборудование цехов, акцент делается на резкое улучшение качества продукции, освоение выпуска новых видов труб, не изготавливающихся в России, а также труб на экспорт для отечественных целей. За последние годы завод приобрел импортное оборудование по изготовлению труб для амортизаторов автомобилей, автоматизированную поточную линию по производству труб для холодильников, оборудование, производящее алюминированные трубы для глушителей современных автомобилей.

 

- И что вы решили делать?

- Чтобы быть прочно защищенными от всего этого мы решили идти в политику: я стал депутатом Государственной Думы, генеральный директор Шмелев - депутатом Областной Думы. Руководить сегодня предприятием - занятие не просто сложное, но опасное. Говорят: “Если ты не придешь в политику, она придет к тебе сама”.

 

8 сентября 2000 г. “Ближайших инвестиционных проектов у нас (имеется в виду ПНТЗ) на 60 миллионов долларов. А до 2015 года – на миллиард долларов. Подготовлены бизнес-планы по новой линии нарезки труб в цехе № 4. Решается проблема сохранности и консервации нашей продукции. Мы делаем высококачественную трубу, но из-за условий доставки она проходит до нашего потребителя не в самом лучшем виде. Нужны покрытия, которые будут консервировать нашу продукцию, учитывая дорогу морем, перевалки, перегрузки. Работаем над повышением термостойкости труб”.

Марина Гущина

 

- Вам что, угрожали?

- Конечно. А что в этом такого? Пришел на завод, который некоторое время назад являлся кормушкой для тысяч посредников. Трубы воровали составами. Вокруг некогда орденоносного предприятия сосредоточилось несколько сот фирм посредников, которые качали с завода все что могли. Cейчас их практически не существует. Кому это понравится?

Завод стал лакомым кусочком и для людей посерьезней. Новотрубный рентабельно заработал, начал приносить прибыль, попал в рейтинги ведущих предприятий не только Свердловской области, но и всей России. Как следствие, он стал интересен в определенном смысле многим.

- И не страшно?

- Абсолютно нет. Когда за спиной чувствуешь силу и поддержку коллектива, ничего не страшно. Пускай нас боятся.

- Вот Вы начали говорить о непростой ситуации вокруг предприятий металлургической отрасли. Недавно в Свердловской области прокатилась волна захватов предприятий. Милиция, драки, митинги… Ваше отношение ко всему этому?

- Ну как можно относиться к насилию и отрицанию закона? Конечно, здесь есть и доля вины нынешних собственников - недосмотрели, не смогли себя защитить, создали на предприятиях такую ситуацию, которой умело воспользовались конкуренты. Кто от этого страдает? Простые рабочие, члены их семей. И все это отражается на Урале в целом. Теряется доверие инвесторов, к области начинают относиться как к криминальному региону.

- А почему такое происходит?

- Во-первых, из-за отсутствия цивилизованного рынка. Не существовало ни инфраструктуры, ни нормативной базы. Государство скинуло за небольшой промежуток времени огромный массив государственной собственности и открыло возможность заниматься переделом этой собственности.

Во-вторых, когда предприятия приватизировались, в стране было на удивление мало денег. Поэтому часть крупнейших предприятий была продана практически за бесценок ловким дельцам, которые не знали ни основ управления, ни производства. И пока эта публика хоть чем-то владеет, “разборки” будут продолжаться. В-третьих, государство значительно ослабило степень государственного контроля за деятельностью предприятий. Или даже совсем перестало отслеживать то, что происходит в отраслях.

Как следствие, это приводит к подобным ситуациям, когда заводы и фабрики захватываются незаконными и полузаконными способами. Например, так. Уставной капитал каждого АО, как известно, разделен на множество акций, однако схема упрощена - кто владеет более 50% акций, тот владеет и всем предприятием. Понятия “баланс интересов” в российской экономике не существует. Ради получения контрольного пакета не жалеют ничего, а часто и никого, понимая, что, заполучив этот пакет, можно вернуть себе все затраты.