- Ваше становление как предпринимателя и промышленника пришлось на годы “перестройки”. Наверное, Вы были рады, когда Горбачев начал эти самые “перестроечные процессы” в СССР?

- И да, и нет. С одной стороны, великий Союз Республик стал стремительно разваливаться. Вспыхнули межнациональные войны, конфликты. Преступность, наркомания, коррупция… Да сами всё знаете. С другой стороны, для инициативных, энергичных людей открылись новые пути, появились реальные возможности заработать, начать собственное дело, найти применение своим знаниям и способностям.

- Но, к сожалению, многие новоявленные деловые люди явно не горели желанием сделать что-то для страны и для народа, скорее – пытались Россию и россиян обобрать.

К сожалению. “Перестройка” была временем перемен, причем для большинства граждан СССР совершенно неожиданных. В ее мутной воде не могла не всплыть пена.

- Но Вы-то оказались к этим перетурбациям готовы.

- Я – другое дело. Еще в институте я пришел к выводу: что-то должно измениться, экономика не может вечно оставаться в кондовом состоянии. В Китае это поняли раньше нас и начали реформы. В конце концов, понял это и Горбачев. Вот только в результате его “перестройки” мало что перестраивалось, а, в основном, рушилось под аплодисменты Запада.

- И как Вы начинали?

- В 1987 году мне удалось открыть одно из первых в Советском Союзе хозрасчетных предприятий. Его филиалы довольно скоро появились в Грузии, на Украине. Вместе с деловыми партнерами организовал Ассоциацию внешнеэкономических связей малых и средних предприятий, деятельность которой постепенно распространилась на всю территорию 15 республик Союза. Подчеркиваю, этим республики Советского Союза объединялись, а не наоборот. И это была серьезная работа, от которой была польза всем, так что сразу прошу не путать меня с теми, кто организовывал “МММ” и прочие подобные “Рога и копыта”.

- Что дальше было?

- После августа 91-го продолжил заниматься коммерцией.

- Сложные были времена?

- Еще какие. Приходилось изо дня в день отстаивать свое право на существование, бороться за место под солнцем. Государство тогда деградировало до уровня простого наблюдателя, стало гарантом вседозволенности для тех, кто в это смутное время наживал себе баснословные состояния. В стране же - разгул преступности, весь чиновничий аппарат коррумпирован. Приходишь в министерство с инициативой, а в ответ: “Цена вопроса?”. Если взятку даешь, тогда и разговаривать начинают.

 

 

В России последние десять лет параллельно стали развиваться две новые элиты: одна - компрадорский олигархический капитал, по сути антинациональное явление, суть которого сводилась к тому, что горстка людей захватила за короткий срок все природные ископаемые страны, гигантский промышленный комплекс, создававшийся десятилетиями. Представители этой группы напоминали хищных пауков. Любыми правдами и неправдами “входили” на предприятие, высасывали из него все соки и оставляли умирать, присмотрев себе новое. К этой категории можно отнести и банкиров, избравших для поклонения культ золотого тельца. Суть их “религии” сводилась к элементарному ростовщичеству, чуждому российскому сознанию. Забирая у народа последние сбережения, банкиры сказочно обогащались.

Пассивная власть тех времен полностью переплелась с этим новым классом. Ограбление и обнищание народа, уничтожение отечественной промышленности, бесконтрольная приватизация стратегически важных отраслей народного хозяйства, слепая ориентация на западный опыт, боязнь реально отвечать за содеянное - все это привело к затяжному кризису нашего государства.

Но одновременно с этим, чуть ли не подпольно, не имея ни административных, ни информационных ресурсов, находясь под прессом насквозь прогнивших органов власти и местного самоуправления, являясь мишенью преступных группировок, формировалось новое явление, имя которому - “отечественный капитал”. Воспитанные на фильмах и книгах, советской эпохи, пережившие душой и сердцем развал великой империи, являясь в чем-то продолжателями дела “красных директоров” и одновременно напоминавшие русских купцов вроде Саввы Морозова, государственники по убеждениям, они тихо совершали негласный гражданский подвиг. Сохраняя заводы, они не сбрасывали “социалку”, восстанавливали храмы, строили школы, помогали молодежи, не забывали стариков. Они не дали иностранцам до конца растащить страну и стать хозяевами у нас, здесь, в России. У них не было своих телеканалов, “карманных” чиновников, купленных депутатов. Но они существовали, сохраняя островки стабильности на израненном теле Родины. Понимая, что так не может продолжаться вечно, что когда-нибудь история востребует их, они скромно продолжали творить на благо Родины, само название которой никогда не было для них пустым звуком. Они отстояли свое право на существование, жизнь закалила их.

Они не любят Москву с ее салонными замашками, с ее снобизмом, они творят историю российскую, но не в столице - в провинции, откуда и начинается возрождение России. Их время наступает.

Зелимхан Муцоев – один из них.

Дорогие друзья!

Сердечно поздравляю вас с Днем пограничника!

Открыть

Актуальное